Секреты бизнесса

15 лет успешного инвестирования: авантюра, ставшая жизнью

И./ Вот уже 15 лет компания на рынке, столько всего пройдено и достигнуто, а с чего все начиналось?

А. Гнедовский - Начиналось все с вечерники выпускников экономического факультета МГУ 1991 года. Это было в 1994 году, мы встретились там с Дмитрием Бугаенко и зашел разговор о создании финансовой компании. Финансовых компаний тогда было очень мало, и никто толком не знал, как и что делать. В университете мы от корки до корки изучали «Капитал» Карла Маркса, а все, что нужно было знать по облигациям, акциям и биржам, проходили факультативно. Спустя всего три года после выпуска мы уже вкусили частного бизнеса и не только получили опыт, но и, самое главное, приобрели определенную деловую репутацию. Финансовый бизнес начинали развивать вдвоем, буквально на коленке, в подвале. Сначала нашли спрос на финансовые услуги среди своих знакомых, в наши силы поверили, и компания стала понемногу разрастаться. Занимались доверительным управлением, потом открыли вексельное направление, которое оказалось очень востребованным и успешным – «Велес Капитал» давно и прочно занимает позицию лидера вексельного рынка по оборотам.

Д. Бугаенко - Если вернуться на 15 лет назад, конечно, надо было бы семь раз отмерить, браться ли за это дело, потому что успех был неочевиден. Опыта работы на финансовых рынках у нас совсем не было, и все это, конечно, имело элемент авантюры, как сейчас понятно. Впрочем, весь рынок был такой, и Россия была такая молодая. Я до 1995 года занимался аналитической работой на рынке ценных бумаг и был далек от практики. Но почему-то возникла такая амбиция, такая гипотеза, что позанимавшись аналитической работой, можно перейти к практической. На основе этого заблуждения и была создана компания.

Продолжение ...

О непубличных вещах на публичном рынке

И./ Можно ли уже говорить о восстановлении рынка корпоративных финансов после кризиса и каковы прогнозы относительно его развития?

Если в прошлом году компании в основном приводили в порядок свои балансы и наблюдали за происходящим вокруг, то сейчас мы отмечаем возвращение аппетита к сделкам, желания покупать и продавать. Хочется надеяться, что мировые рынки и ситуация в целом не позволят нам говорить о приходе второй волны кризиса и что после 2010 года, который можно охарактеризовать как год стабилизации, наступит период восстановления. Постепенно восстанавливаются долговой и фондовый рынки, а за ними корпоративные финансы — M&A, IPO и прямые инвестиции. В частности, если осень покажет хорошие результаты по заявленным, но отложенным IPO, многие компании из числа тех, которые до кризиса стремились к публичности, будут готовы прийти на рынок публичного капитала. Соответственно будут оживать и частные размещения.Фонды прямых инвестиций уже активизировали свои позиции. Если раньше они сидели без дела, то сейчас уже есть и деньги, и мандаты на сделки, ведется поиск объектов. Соответственно стоит ожидать, что во всех сегментах рынок корпоративных финансов будет идти по пути возвращения, хотя и не в объемах 2007 — начала 2008 года, но количество сделок определенно будет возрастать.

И./ Кризис спровоцировал некий передел собственности, вызванный покупкой проблемных активов и реструктуризацией долгов. Каковы последние тенденции на рынке слияний и поглощений?

Еще достаточно большое число сделок М&А проходит с особенностями, обусловленными недавним кризисом, такими как переуступка или реструктуризация долга и т. п. Подобные сделки образуют, пожалуй, самый масштабный сегмент на сегодняшнем рынке. Выкупаются долги банками, у банков, производится обмен акций. Причем это происходит как с крупными компаниями, так и с компаниями средней капитализации. Эта тенденция, скорее всего, продолжится в первой половине 2011 года, поскольку на балансе банков скопилось много долгов, и достаточно большое количество предприятий ищут способы как-то «расшить» образовавшиеся задолженности, а банки ищут способы реструктурировать эти задолженности. Обычно эти сделки проходят не только за долговой капитал, а с подключением акционерного капитала, то есть происходит смена собственников. В качестве примера можно привести сделку по покупке компанией Сулеймана Керимова «Нафта Москва» около 25 % акций крупной девелоперской компании «ПИК» в обмен на обязательства урегулировать ее долговые проблемы. Вместе с тем мы видим, как сделки от решения долговых проблем постепенно переходят к сделкам корпоративного контроля, как, например, в ситуации с объединением «Уралкалия» и «Сильвинита». На рынок M&A вернулись как компании средней капитализации, на которых специализируется инвестиционная группа «Велес Капитал», так и более крупные компании. Готовятся большие сделки с участием международного капитала. В целом можно сказать, что вернулся интерес к инструментарию М&А с точки зрения такой стратегии развития компании, как покупка активов. К продаже активов компании всегда готовы, а вот покупатели есть не всегда.

Продолжение ...

"Надо высматривать идеи и вовремя подключаться к игре"

И./ Александр, расскажите о стратегии работы компании «Велес Капитал» на рынке акций, на каких инвесторов ориентирована компания, изменил ли кризис или рыночные реалии подход к выбору своей ниши?

Стратегия «Велес Капитала» сформировалась давно и с тех пор принципиально не менялась, она определяется профилем клиентской базы. Наши клиенты – крупные инвесторы, преимущественно российские юридические лица, управляющие компании, а также зарубежные фонды, которые обращаются к нам за идеями по компаниям второго эшелона. Кризис не изменил нашего видения целевой аудитории, скорее подтвердил правильность выбора. Мы мало работаем в сегменте ритейла: там есть другие успешные лидеры. Но мы, безусловно, заинтересованы в привлечении новых клиентов и готовы предлагать новые сервисы, в которых у них есть потребность. Не так давно мы ввели маржинальное кредитование и изменили тарифы на более рыночные. Также мы работаем над созданием технической базы – личного кабинета и электронного документооборота. Это высвободит человеческие ресурсы, компания сможет обслуживать большее число клиентов, и уровень сервиса остается на прежнем высоком уровне.

И./ Что «Велес Капитал» противопоставляет своим серьезным конкурентам?

У нас есть что предъявить. Во-первых, это 16-летний опыт и безупречная репутация, которая не пострадала во время кризисов 1998 и 2008 годов. У нас сильная аналитическая команда, которая дает и будет давать идеи. И сервис - поскольку у компании нет обширной розничной клиентской базы, и мы не планируем быстро расширять существующую базу до десятков тысяч клиентов, сервис был и будет максимально индивидуальным. C каждым клиентом мы общаемся персонально, относимся с вниманием ко всем запросам. И конечно то, что клиент может, если нужно, пообщаться с руководителями и владельцами компании, является в нашем бизнесе большим плюсом и способствует развитию долгосрочных доверительных отношений. Помимо инвестирования на рынке акций мы можем предложить большой спектр услуг на долговом рынке, в области доверительного управления, прямых и стратегических инвестиций. Это экономит время клиентов и позволяет решать задачи комплексно. Если у клиента есть, например, земля или здание, и он хочет что-то с ними сделать, мы предлагаем возможности дочерней компании «Велес Капитал Девелопмент».

И./ В 2010 году у «Велес Капитала» значительно вырос объем операций с акциями, с чем это связано?


Клиенты стали проявлять большую активность, в основном она сосредоточена в голубых фишках. После кризиса инвесторы переориентировались на торговлю преимущественно первым эшелоном. Условно говоря, выбирая между «Газпромом» и «Ханты-Мансийскдорстроем», выбирают «Газпром». Акция ликвидная, можно купить-продать любой объем в любое время. Тогда как «Ханты-Мансийскдорстрой» очень специфическая акция, сделки по ней проходят раз в три месяца. Есть громадный потенциал роста, но когда он реализуется - не понятно.

И./ Сколько процентов годовых вы заработали для своих клиентов в 2010 году?

Наши клиенты заработали от 10% до 90% годовых. За прошлый год заработать 100% было сложно.

И./ Что было в их портфеле?

Телекомы, Сбер-преф, Ковровский механический завод, который вырос с 20 долларов до 140 за акцию с начала 2009 года.

Продолжение ...

Поймать волну

И./ Евгений, как же оседлать волну на рынке инвестиций? Что для этого нужно – железные нервы?

Железные нервы не помешают, но самое главное – здравый ум и интуиция. Прежде всего важно понимать, что при таком неспокойном рынке диверсификация крайне необходима – как в плане вложения в активы и наличности, так и с точки зрения выбора валюты. Эти составляющие время от времени могут меняться, поэтому нужно держать руку на пульсе.

И./ То есть регулярно пересматривать свои портфели?


Понятно, что оперативно оборачивать большие портфели и ловить все эти «запилы» наверх и провалы вниз в полном объеме не удастся. Но для средних участников и мелких инвесторов активное управление портфелями достаточно интересно – их объемы могут позволять быстро выйти из бумаг и потом купить их снова дешевле. В идеале нужно действовать так.

И./ И как долго нам еще придется жить в таких условиях?

Мы на этих качелях пребываем уже давно, и изменений пока не ожидается. Вопрос: где на этой синусоиде ты себя находишь? Можно на нее не реагировать и верить в то, что, купив бумаги того или иного эмитента надолго, на горизонте 2–3 лет ты увидишь, как вся волатильность сгладится, и получишь доходность, на которую рассчитывал. Капитализация повысится, и все будет хорошо. Каждый решает для себя сам, какой стратегии придерживаться – реагировать на движения рынка и новостные потоки или нет.

И./ Возможно ли повторение кризиса в острой форме, ведь ощущение вялотекущего кризиса присутствует постоянно?

Конечно же, какой-то процент неопределенности и вероятности того, что мы можем увидеть 2008 год или другой непрогнозируемый сценарий, существует. Всякое может быть. Тем рынок, с одной стороны, опасней, но с другой – интересней. Ведь рынок дает разного рода возможности, причем не тем, кто теоретически более подкован, а тем, кто обладает человеческой интуицией, здоровой жадностью, любовью к риску, желанием зарабатывать на колебаниях рынка. Есть люди, которые боятся таких вещей, а есть люди, которые видят в этом возможности. Это нормально. У кого-то нездоровый аппетит, а у кого-то панический страх. И в итоге получается, что одни зарабатывают на других. Кто-то получает прибыль, а кто-то теряет.

И./ Что лежит в основе рыночных волнений?

Россия очень сильно зависит от иностранных структур, которые своими объемами и своей ликвидностью могут как поддержать, так и «продавить» рынок. Оптимизм инвесторов может очень быстро смениться пессимизмом. Это отражается на котировках. Особенно это заметно на рынках, где присутствует ликвидность: в акциях, рублевых облигациях и, в частности, в ОФЗ, в евробондах, причем в большей степени в суверенных долгах и долгах компаний с госучастием. Фондовый рынок сильно изменился – он перестал быть предсказуемым и прогнозируемым. На рынок влияет очень много факторов, и учесть все не удается даже самым прозорливым аналитикам. Настроения быстро меняются, и больше нет такой долгоиграющей стратегии, которая позволила бы пребывать в тихой гавани – «купить и забыть». Кроме того, очень много спекуляций на различных слухах. Регуляторы принимают меры, которые могут временно успокоить рынки и повлиять на качество ликвидности, но это эффективно лишь на время. Потом приходят другие данные, другая статистика, и снова чаши весов пытаются друг друга перевесить, новые вводные приводят в движение котировки.

Продолжение ...

Роман Авдеев: "Банковскому рынку нужна консолидация"

И./ Как вы оцениваете состояние банковского сектора на данный момент и какие видите сценарии развития событий?

После того как ЦБ отозвал лицензию у Мастер-банка, началась паника, которая сейчас немного поутихла. Но если посмотреть статистику, ЦБ отзывал от 25 до 30 лицензий каждый год. Этот процесс напрямую зависит от ситуации на рынке. Чем она тяжелей, тем больше наших коллег нас покидает. ЦБ скорее реагирует на фактическую ситуацию: банк перестает платить — принимаются меры. Если говорить в общем, то, конечно, банковскому рынку нужна консолидация. Но пока масштабных действий в этом направлении я не вижу. На это есть много причин: и экономических, и ментальных. Ментальной причиной в первую очередь является вопрос, кто будет управлять.

И./ Усиление роли госбанков, на ваш взгляд, имеет место?


Нет. У нас государственные банки и так занимают достаточно большую долю. Сбербанк занимает 50% рынка. Дальше усиляться некуда — рынка для этого нет. Поэтому Сбербанк в соответствии со своей политикой развития укрепляет позиции за рубежом.

И./ Но государство так или иначе поддерживает госбанки — в частности, подготовлены поправки к законодательству, существенно ограничивающие крупнейшие российские компании в выборе банков. Вы не чувствуете усилившейся конкуренции?

Конкуренция на рынке сумасшедшая, и, безусловно, мы ее чувствуем. А московский регион вообще один из самых конкурентных, но это рыночная ситуация, я в ней ничего плохого не вижу. Мы развиваемся в корпоративном секторе и в частном. Среди наших преимуществ, во-первых, высокий уровень кросс-продаж между корпоративным сектором и ритейлом, во-вторых, клиентоориентированность.

И./ Какие банковские продукты сегодня особенно востребованы, в частности, корпоративными клиентами?

У нас широкая, я бы сказал, максимальная линейка и для корпоративных, и для частных клиентов, но основным продуктом все-таки является кредитование. Остальные продукты — сервисные.

И./ Каков сейчас спрос на финансирование со стороны корпоративных заемщиков?

Корпоративные заемщики реагируют на замедление экономики и темпов роста ВВП. Сказать, что рынок себя чувствует так же, как чувствовал два года назад, нельзя.

И./ Какова ваша политика при работе с представителями разных отраслей промышленности?

Мы, безусловно, делаем отраслевой анализ, но решение принимаем индивидуально, в зависимости от того, как себя чувствует заемщик, какое место он занимает на рынке, какую долю имеет.

Продолжение ...

"Самая большая трудность в инвестициях - следовать прописным истинам", - Дмитрий Бугаенко

И./ Дмитрий Витальевич, вы в инвестиционном бизнесе уже более 20 лет. Меняются ли подходы к инвестициям с течением времени или есть некое «золотое» правило, которое позволяет инвестору быть успешным при любых обстоятельствах?

Продолжение ...

"Если верите - надо инвестировать"

И./ Вы 10 лет назад ушли со своего поста в UBS. Как, на ваш взгляд, изменился с тех пор ландшафт финансового рынка в России?

Я застал становление российского фондового рынка. Фактически я его и создавал. Потом было больно смотреть, как все уничтожается. Нашей задачей, моей и моих коллег по бирже РТС, было создать российский Уолл-стрит. И у нас получалось. А потом случилась вынужденная продажа РТС ММВБ. С точки зрения здравого смысла продавать РТС было неправильно. Но в противном случае мы могли все потерять.

И./ Какие решения российских финансовых властей того времени вам кажутся наиболее драматичными?

Самые драматичные — это национализация биржи и фактическая национализация финансового рынка. Среди акционеров биржи хоть и есть частные, но и они полугосударственные.

И./ Это прекратило его развитие?

Да. И это было сознательное решение. Как следствие, инвестиций в России сейчас практически нет. В России главная стратегия выхода для любого проекта — это государство и окологосударственные структуры, или околоолигархические структуры. Дверей, куда можно постучать и получить деньги, мало. Поэтому, чтобы инвестировать в Россию, нужно находить очень хорошую идею. Такую идею, которая точно продастся.

И./ Что способно изменить сложившуюся ситуацию?

Политическая среда должна поменяться. Я могу провести аналогию с продовольственной программой, которая была принята в СССР для преодоления товарного дефицита. Несмотря на все усилия, она так и не была достигнута. Оживить стагнирующую экономику не получилось. Вроде не голодали, но продуктов не хватало, в магазине нельзя было свободно что-то купить. Надо было бежать, если «выбросили» что-то, и брать, пока не закончилось. И не могли решить эту проблему. То же самое здесь: для инвестиционных решений должен смениться строй. Потому что инвестиции — это доверие. Уровень доверия к государству и бизнесу во всех эшелонах общества в России близок к нулю. Хороший пример с рождественскими елками. У нас большой импорт елок из Дании и Бельгии, хотя обеспечить весь спрос мог бы и внутренний рынок. Почему мелкий и средний бизнес не хотят выращивать елки? Ответ простой: никто не хочет сейчас вложить деньги, а собрать
урожай только через пять-семь лет, за которые неизвестно что произойдет. Не факт, что через семь лет это по-прежнему их елки будут.

Продолжение ...

"Инновации это источник выживания"

И./ Давайте определимся с понятиями. В последние годы рынки стремительно трансформируются под напором подрывных инноваций. Некоторое время назад была популярна теория красных и голубых океанов, потом много говорили о «черных лебедях» Насима Талеба. Эти термины описывают одно и то же?

Тема инноваций сейчас очень активна. Существует много разных теорий, все пошло с Йозефа Шумпетера в начале прошлого века. Следующий из крупных экономистов, кто серьезно ее изучал, был Роберт Солоу, и, наконец, в 2018 году Пол Ромер получил Нобелевскую премию по экономике за оценку влияния технологических инноваций на экономический рост. Был еще крупный ученый — Игорь Ансофф, который ввел понятие слабых сигналов в менеджменте — тех информационных потоков, которые предвещают появление подрывных инноваций. Из последних исследований я бы выделил труды Кристенсена Клейтона («Дилемма инноватора»), который попытался перевести теорию в практику. Дело в том, что есть реальные процессы, происходящие в экономике, а есть группы исследователей, которые пытаются эти процессы объяснить. И вот сейчас мы достигли точки, когда количество объяснений того, что происходит, превышает количество событий. Но главное, что подтверждено многими эмпирическими международными репрезентативными исследованиями на разных уровнях, — инновации определяют конкурентоспособность. Компании, города, региона, страны. Хочешь быть успешным — занимайся инновациями. Инновации — это необходимое условие для того, чтобы занять свое место под солнцем в современном мире. Вал исследований завершился лет 15 назад. И результатом стало то, что практически все развитые и развивающиеся страны поставили инновации своей целью, национальным приоритетом.
Россия в этом смысле находится в фарватере глобальных трендов, но с опозданием и с национальными особенностями. Если вы посмотрите на риторику современных политиков и владельцев крупных компаний, то на декларативном уровне инновации стали для них
обязательными. Но драма заключается в том, что, несмотря на существенный рост расходов на исследования и разработки, за последние 10–15 лет доля инновационно активных компаний в стране практически не поменялась. Как она была на уровне 10%, так и осталась. Из-за монопольного положения, административных преференций, невосприимчивости компаний
и потребителей, вопросов с цепочками добавленной стоимости, наследия Советского Союза. Ста-
ли ли инновации сердцем движения компаний в современной России — нельзя сказать однозначно.

И./ В России другие источники конкурентоспособности, которые могут заменить инновации?

Сегодня в России для того, чтобы выжить на рынке, компании необязательно быть инновационной. Есть много других факторов: административные рычаги — и это не только коррупция, но и то, что в институциональной теории называется «фундаментальной трансформацией» (зачем искать других, когда эти всем устраивают?), монопольное географическое положение, когда на тысячи километров нет конкурентов, а о цифровых торговых площадках и доставке дронами даже
не слышали. Если не с кем конкурировать, зачем заниматься инновациями? Все равно купят, потому что другого поставщика нет. Это история глубокая и вязкая. Просто и быстро за несколько лет ее не переломить. В то же время в глобальном мире инновации — это источник выживания. У нас подвижки в этом направлении есть, тренд позитивный, мы видим это, например, на уровне национальных целей и проектов, которые были заявлены в майском указе президента. Дальновидные бизнесмены понимают, что, даже если сейчас они могут быть конкурентоспособными без инноваций, в будущем это невозможно. Из-за того, что мы глобальны, а наши конкуренты очень быстро развиваются и вряд ли будут давать нам поблажку. Китай в этом смысле нам давно уже не конкурент, точнее, мы не конкуренты Китаю. И без того, чтобы вкладывать в новое, мы точно никуда не продвинемся. Кто-то говорит: «Да вот мы вкладываем». Отлично. Но это элемент орнамента. Нам нужна вся палитра, а не отдельные, пусть даже яркие примеры — как в зоопарке. Ими не встроиться в мир.

Продолжение ...

"Самое трудное - это изменить стереотип"

И./ Лев Андреевич, в России ежегодно более 600 тысяч человек заболевает раком. Рак молочной железы — один из лидирующих. По данным Минздрава, за последние 10 лет заболеваемость им выросла на 30–40%. При этом мы знаем, что идет омоложение этой болезни. С учетом такой негативной динамики каковы шансы у женщины никогда не войти в ваш кабинет?

Есть взгляд пессимиста, есть оптимиста. Но, как известно, пессимист — хорошо осведомленный оптимист. В этом плане я должен сказать, что рост онкологической заболеваемости связан с существенными движениями в обществе. Увеличивается количество людей, у которых с молодых лет имеются все признаки метаболического синдрома. Цивилизация переместила людей в автомобили. Если раньше нужно было пройти два-три квартала, чтобы купить хлеб, то сегодня люди садятся в автомобиль и за этим хлебом едут, не утруждая себя прогулками. Если раньше молочная и мясная промышленность опиралась на производство естественных продуктов, то сегодня все производство в этой отрасли сельского хозяйства подчинено химическим и генным технологиям. Я еще не говорю об экологии. Все это в той или иной степени влияет на биохимию организма, на обменные процессы. Так называемый гормонозависимый рак или рак, индуцированный обменно-эндокринными процессами, будет расти.

И./ Какой-то из факторов, которые вы назвали, превалирует над остальными?

Все действует в комплексе. Выстраивается мозаика, которая имеет отрицательный вектор — связанный с развитием онкологического процесса. Для того чтобы оставаться здоровым, необходимо прикладывать усилия, и в основном эти усилия связаны с тем, чтобы блокировать результаты прогресса. Избежать онкологического заболевания очень трудно. Но надо выстраивать свою жизнь так, чтобы миновать ключевые моменты, играющие роль в онкологическом процессе. За последние два-три десятилетия в корне изменилась общественная и социальная активность женщин. Большинство из них существуют в условиях хронических стрессовых ситуаций. А это неминуемо отрицательно отражается
на гормональной сфере. Не очень здоровое и не всегда рациональное питание формирует условия, способствующие развитию метаболического синдрома, увеличивается индекс массы тела. Даже небольшое ожирение чревато тем, что жир становится фабрикой по производству определенных метаболитов, то есть биологически активных субстанций, которые способны работать как отдельная гормональная система, и эти метаболиты зачастую становятся причиной усиления клеточного деления, способного в какой-то момент приводить к формированию опухолевых процессов. Мы при пяти локализациях рака женской репродуктивной системы установили повышенную экспрессию 16-альфа-гидроксиэстрона — очень агрессивного метаболита.
В жизни женщины опасность представляют и биологические факторы риска, а именно вирус папилломы человека (ВПЧ), который очень быстро распространяется, и вероятность встречи с ним в течение жизни очень высокая, начиная с сексуального дебюта. Как показывают наши и многие другие исследования, возраст сексуального дебюта сдвинулся к 14–15 годам. А средний возраст первых родов отодвинулся к 26–28 годам. Получается, что с момента сексуального дебюта до момента рождения ребенка проходит 10–15 лет, в течение которых меняются сексуальные партнеры. Это становится причиной инфицирования многими инфекциями и вирусами, передаваемыми половым путем.
Все вышесказанное формирует ряд условий, которые чаще всего отражаются на эпигенетике женщины, а при вирусном канцерогенезе и на геноме. Страдает основная структура клетки, ее ядро. Именно этим можно объяснить столь интенсивный рост и омоложение онкологических заболеваний, особенно у женщин. Поэтому сегодня надо пересматривать очень многие вещи в нашем национальном здравоохранении, связанные с профилактикой и ранней диагностикой целого ряда онкологических
процессов.

Продолжение ...