Коллекции

Книжные раритеты

Российский рынок коллекционирования редких антикварных книг, рукописей и автографов неуклонно развивается, пусть и не так быстро, как хотелось бы его участникам. Здесь, как и во многих других сферах экономики, России еще долго догонять Запад: и по количеству коллекционеров, и по категориям коллекционирования, и по объему рынка, который уступает западному в сотни раз. Тем не менее положительные сдвиги все же есть. Сегодня мы наконец-то начинаем сравниваться с Западом по уровню продаж некоторых русских вещей. Например, абсолютным рекордсменом не только аукционного дома «Литфонд», но и всего российского аукционного книжного рынка стал стихотворный сборник поэта Велимира Хлебникова «Ладомир», изданный в 1920 году в Харькове. Экземпляр с автографом автора был продан более чем в 15 раз дороже стартовой цены — за 18 млн рублей. Несколько лет назад томик стихов Николая Гумилева с его дарственной надписью можно было купить за 2–3 тыс. долларов. Сейчас он стоит уже в десять раз дороже — примерно 25–30 тыс. долларов. Инскрипты поэтессы Анны Ахматовой за последнее десятилетие также подорожали в десятки раз. Например, фотопортрет Анны Ахматовой с дарственной надписью купили почти за миллион рублей, ее дневник за 2 900 тыс., а экземпляр сборника стихов «Вечер» с автографом и авторской правкой — за 5 млн. И это еще далеко не предел роста цен на подобные раритеты. Пожалуй, самая высокая цена в мире на автограф Марины Цветаевой была зафиксирована при продаже ее книги «Царь-девица», подписанной для А. Ф. Керенского, которая в результате аукционных торгов была продана за сумму, эквивалентную 230 тыс. долларов. В сентябре на аукционе «Литфонда» был выставлен еще один редкий экземпляр «Царь-девицы» с автографом Борису Пастернаку.

Данный экземпляр был продан за 5,75 млн рублей. Спрос на редкие антикварные книги во все времена значительно опережает предложение. Этот факт обеспечивает высокую ликвидность частных библиотек. Если рассматривать наиболее инвестиционно привлекательные категории книжных раритетов, то это могут быть русские книги конца XVII–XVIII веков по истории и путешествиям, богато иллюстрированные картами и гравюрами. Высокой инвестиционной привлекательностью обладают старопечатные церковные книги русского первопечатника Ивана Федорова и его учеников. Ценятся книги эпохи императора Петра Великого: учебники по навигации, математике, естественным и военным наукам. Всегда в цене прижизненные издания классиков «золотого века», их рукописи и автографы. В среднем цена редкой книги вышеозначенных категорий растет на 15– 20% в год, а в отдельных случаях доходность может подниматься до 50% и выше. Немаловажным является тот факт, что именно книги считаются самыми «беспроблемными» предметами из всего антиквариата. В этой сфере сосредоточено наименьшее количество фальсификаций, ведь подделывать фолиант — слишком кропотливое и затратное дело.

Продолжение ...

Между порядком и хаосом

И./ Михаил Дурмишханович, расскажите, с чего начался ваш путь коллекционера?

Я сам этого точно не знаю. Все время думаю над этим вопросом, но точного ответа нет. Я вырос в провинции, где не было никакого изобразительного искусства. Семья была очень приличная, родители были врачами. Мама любила классических художников-передвижников — и на этом все. В доме практически не было картин. Но все же какой-то интерес к искусству существовал уже с детских лет. Мой дедушка, отец моей мамы, тоже был врачом, и я в детстве рассматривал его старинные атласы кожных болезней и находил там некую эстетику. Может быть, это и было первым импульсом?

И./ Помните ли первые работы, которые захотелось приобрести? Как это произошло?

Я приехал в Москву учиться в медицинском институте, и передо мной открылся этот мир. Я не могу сказать, что был в него очень погружен. Выставок тогда было немного. Но я стал ходить в музеи, пристраивался к экскурсиям и слушал — и это меня захватывало. Несколько сильных впечатлений получил от знаменитых выставок «Москва — Париж» и «100 картин из музея Метрополитен» в Пушкинском музее. При этом где-то в конце 70-х — начале 80-х я был невероятно увлечен медициной и собирал медицинскую библиотеку, отдавая предпочтение старинным книжкам с картинками, хирургическим и анатомическим атласам.

Продолжение ...

Новейшая история полуторавековой коллекции

И./ Алексей Константинович, Государственный исторический музей обладает огромными фондами. Если верить Википедии, это 5 млн единиц хранения, при этом постоянная экспозиция вмещает лишь 0,5% от общей коллекции.

Коллекция очень разнообразная, ведь Исторический музей — музей универсальный. Большую
часть представляют археологические памятники, потому что мы рассказываем о развитии цивилизации на территории нашей страны начиная с древнего палеолита, или, другими словами, с эпохи каменного века. В собрании музея — произведения ювелирного искусства, оружие, коллекции живописи, тканей, нумизматики, стекла и фарфора, старопечатные книги и рукописи.

И./ Как формировалась эта коллекция?

Благодаря участию меценатов и дарителей музей стремительно пополнял свое собрание — Щукин, Бахрушин, Забелин, Катуар де Бионкур, Уваров, Щербатов и многие другие жертвовали свои собрания ради общего дела, не имевшего ничего общего с личной выгодой. Дарителями выступали и целые учреждения — Московская, Петербургская, Киевская и Казанская духовные академии, архивы, библиотеки, православные братства, монастыри, церкви, Государственная Дума, министерства, книгоиздательства, комитеты различных выставок, научные общества, военные штабы. Этот сухой перечень ярко характеризует тот авторитет, который Исторический музей приобрел в российском обществе уже в первые десятилетия своего существования. И сегодня мы продолжаем эти традиции — коллекция музея ежегодно растет.

И./ Кто вносит вклад в пополнение этого исторического собрания?

Существует несколько источников формирования коллекции музея — это и работа специалистов музея по выявлению в частных коллекциях и на антикварном рынке тех предметов, которые могли бы пополнить собрание Исторического музея. Ежегодно наш отдел археологии пополняется находками в ходе археологических экспедиций. Сейчас археологические раскопки ведутся на юге России — в Ростовской области, на Северном Кавказе, всего работает порядка девяти экспедиций. Одна из них занимается раскопками в легендарном месте для истории российского государства — в поселении Гнездово под Смоленском. Это поселение самым тесным образом связано с историей Древней Руси и формированием Древнерусского государства. В прошлом году наш музей получил оттуда совершенно уникальный памятник. В ходе раскопок курганного захоронения было обнаружено захоронение викинга и меч той эпохи. Сейчас проходят его исследования и реставрационные работы, и затем этот памятник попадет на экспозицию. Еще один значимый памятник был спасен от разрушения на Северном Кавказе — уникальный дольмен, мегалитическое каменное сооружение на реке Колихо в Адыгее. Его спасли из-под завалов. Он разрушался из-за ливней, оползней и воздействия реки. Спасать пришлось сооружение весом около 5 тонн. Сейчас этот памятник находится у нас в экспозиции в зале, посвященном бронзовому веку. Уверяю вас, не всякий музей обладает таким памятником не только в своем собрании, но и на своей экспозиции. И конечно же, вклад в пополнение коллекции — это передача предметов в дар музею.

Продолжение ...

Блестящие инвестиции

Украшения и драгоценные камни — одна из примерно 80 категорий, в которых Christie's ежегодно проводит порядка 350 торгов. Ювелирные торги обычно проходят в Женеве, Нью-Йорке, Лондоне и Париже — в год примерно 10 живых аукционов и 5 онлайн-торгов.
Ювелирный сегмент становится одним из самых успешных среди онлайн-торгов, проводимых Christie's, и позволяет лидировать среди других аукционных домов по продажам ювелирных украшений последние 30 лет. Эта позиция была закреплена в 2018 году благодаря продаже кольца с редким розовым бриллиантом Winston Pink Legacy за 50,3 млн швейцарских франков. Аукционы — лучшее место для выбора исключительных украшений в силу того, что бриллиантовые биржи, такие как DeBeers, не интересуют ограненные камни. А людям чаще всего нужен бриллиант, который можно надеть на палец, не выходя из аукционного зала, получив при этом экспертную оценку, именной сертификат и другие гарантии.
В начале 2000-х годов на торгах происходили эпохальные продажи знаковых украшений и камней. Сегодня мы видим, как они возвращаются на рынок. Если в 2005 году беспорочный бриллиант грушевидной огранки весом 0,5 карата был продан за $4,2 млн, то уже в 2012-м он же ушел за $8,4 млн. Таким образом, за семь лет произошло удвоение стоимости.
Редкие камни — это исчезающий товар, который с годами все сложнее и сложнее заполучить на торги. Они оседают в частных и музейных собраниях. Важно поймать момент, успеть купить. Лучший объект для инвестиций — это камни с исключительными характеристиками. Одна из ключевых — цвет бриллианта. В 2004 году Christie's продал голубой бриллиант весом 10 карат
за $400 тыс., а в 2014 году цена молотка составила $3,3 млн. Аналогичным образом ситуация обстоит с легендарными драгоценностями. Браслет «Тутти-фрутти» от Cartier, стоивший в 1990-х годах порядка $100 тыс., сегодня продается уже за $1 млн.

Продолжение ...