От амнистии капиталов до обмена налоговой информацией

Первый этап амнистии капиталов проходил в 2015–2016 гг., и за этот период, по данным Минфина России, было подано около 7,2 тыс. деклараций. Много это или мало? И сколько деклараций может быть подано в рамках второго этапа? Российские официальные лица никогда не давали оценок относительно общего количества потенциальных декларантов. Согласно же оценке финансовой компании Capgemini, число россиян, располагающих активами свыше $1 млн, по итогам 2017 г. составило почти 190 тыс. человек. Поскольку почти у каждого из них имеется то или иное зарубежное имущество, указанное число можно принять за нижнюю границу общего числа лиц, которые могут быть заинтересованы в участии в амнистии капиталов. Что касается верхней границы, то она может достигать и 2–3 млн человек за счет фрилансеров, имеющих счета в иностранных банках, на которые они получают платежи от зарубежных заказчиков, россиян — выходцев из стран СНГ, у которых на бывшей родине осталось имущество и т. п. В профессиональных кругах общее количество потенциальных декларантов оценивается в 0,5–1 млн человек. Поэтому небезынтересно будет впоследствии ознакомиться с официальной статистикой итогов второго этапа амнистии капиталов. Практика показывает, что интерес ко второму этапу амнистии капиталов значительно выше, чем он был в 2015–2016 гг. Обусловлено это началом автоматического обмена налоговой информацией (CRS) между налоговыми органами на международном уровне, в котором Россия будет принимать самое активное участие. Это означает, что возможностей скрыть от российских налоговых органов свое зарубежное имущество (в первую очередь, личные счета и счета подконтрольных юридических лиц в зарубежных банках) становится все меньше и меньше. Однако несмотря на имеющийся интерес и достаточный срок, прошедший с момента старта второго этапа, нельзя сказать, что в налоговых органах стоит очередь из желающих подать специальную декларацию. Вполне вероятно, что их количество начнет возрастать ближе к середине осени 2018 г. и достигнет своего пика в феврале 2019. При этом надо учитывать, что подавать специальную декларацию в налоговые органы через электронные каналы связи или по почте нельзя, декларации подписываются только самим декларантом и подаются исключительно на бумажном носителе. Специальную декларацию можно подать в любую налоговую инспекцию, но опыт показывает, что проще всего это сделать через центральный аппарат ФНС. Что касается сроков подачи, то тем, кто решился на участие во втором этапе амнистии капиталов, можно
рекомендовать не затягивать далее 31 декабря 2018 г.

Специальная декларация подается только один раз, подача уточнений или изменений к ней не допускается. Это означает, что к заполнению декларации надо отнестись очень внимательно, осуществив подробную ревизию своего зарубежного имущества. В практике был случай, когда клиент, почти десять лет назад открыв долларовый счет в иностранном банке, уведомил о нем российские налоговые органы. Казалось бы, ему нет необходимости участвовать во втором этапе амнистии капиталов. Тем не менее, клиент попросил банк предоставить информацию
обо всех его счетах. Каково же было его удивление, когда он увидел в справке два открытых счета: один в долларах, второй в евро. Как выяснилось, клиент несколько лет назад осуществлял платеж в евро, и банк по своей инициативе и без уведомления открыл ему дополнительный счет в евро. Таким образом человек, сам того не подозревая и не желая, оказался нарушителем российского валютного законодательства. Исправить ситуацию могла только подача специальной декларации, что и было сделано. Другой клиент искренне считал, что на протяжении многих лет он является контролирующим лицом одной иностранной компании. Однако запрос в адрес иностранных адвокатов показал, что нужные документы в свое время не были надлежащим образом оформлены.

Поэтому общая рекомендация — не полагаться на устные заверения иностранных банкиров и адвокатов о том, что «с вашими делами все в порядке». Вместо этого следует запросить и получить справки об открытых банковских счетах, о счетах, закрытых в последние три-четыре года, выписки о движении и остатках по всем банковским счетам (как личным, так и подконтрольных компаний), информацию о ценных бумагах, документы, подтверждающие владение недвижимым имуществом, документы, подтверждающие контроль над иностранными компаниями и т. п. Также имеет смысл проанализировать, какие операции совершались в последние два-три года с участием иностранных брокеров, депозитариев, инвестиционных компаний, фондов, управляющих активами, страховых компаний.
В специальной декларации можно указать сведения:
• о земельных участках, зданиях, квартирах и другом недвижимом имуществе;
• об автомобилях, мотоциклах, квадроциклах, гидроциклах, яхтах, самолетах, вертолетах и других транспортных средствах;
• об акциях (долях) в уставных капиталах организаций;
• об облигациях, бондах, варрантах и других ценных бумагах;
• о контролируемых иностранных компаниях (в т. ч. о трастах, фондах и прочих структурах без образования юридического лица);
• о счетах (вкладах) в банках, расположенных за пределами Российской Федерации (в том числе,
в некоторых случаях, о закрытых счетах (вкладах)).

Никакое иное имущество, например, наличные денежные средства в иностранной валюте или требования к должникам, в декларации указать нельзя. Решение о том, какое именно имущество декларировать, можно принять только после тщательного анализа ситуации. До конца не ясным остается ответ на вопрос об уплате налогов с доходов, полученных от операций с задекларированным имуществом. Например, в 2015–2017 гг. на личный счет некоего физического лица в иностранном банке зачислялись доходы от купли-продажи ценных
бумаг, а также дивиденды и (или) купонный доход. Придется ли физическому лицу, которое задекларирует этот банковский счет, уплатить подоходный налог с этих операций? Несмотря на разъяснения российских налоговых органов, консультанты к единому мнению до сих пор
не пришли. Но в чем ни у кого нет никаких сомнений, так это в том, что если у физического лица в 2015–2016 гг. были контролируемые иностранные компании, то заплатить подоходный налог с прибыли таких компаний обязательно придется.

В отношении декларируемого имущества декларант должен являться либо собственником, либо фактическим владельцем. В последнем случае необходимо, чтобы между декларантом и номинальным владельцем имущества был заключен договор номинального владения имуществом. Когда номинальным владельцем имущества выступает иностранное лицо, проблем при декларировании зарубежного имущества, как правило, не возникает. Если же по всем документам собственником или фактическим владельцем зарубежного имущества, как это часто бывает, числится кто угодно (родственник, друг детства или бизнес-партнер), но только не сам декларант, то для декларанта это может создать большие проблемы, в том числе и нерешаемые.

В случае подачи декларации государство предоставляет декларанту серьезные гарантии. Декларант освобождается от уголовной, административной и налоговой ответственности за действия, связанные с приобретением, использованием либо распоряжением имуществом и (или) контролируемыми иностранными компаниями. Кроме того, сведения, указанные в декларации, не могут быть использованы для возбуждения уголовного дела, производства по делу об административном и (или) налоговом правонарушении в отношении декларанта. Однако, несмотря на то, что законом установлено: сведения, указанные в декларации, признаются налоговой тайной, а любые государственные и негосударственные органы и организации, за исключением налоговых органов, не вправе получать доступ к специальным декларациям — у многих сохраняются опасения в отношении неразглашения информации из специальной декларации. С учетом того, что с момента завершения первого этапа декларирования прошло уже более полутора лет и утечек информации из налоговых органов не произошло, можно с высокой степенью уверенности утверждать, что и в будущем не появится некоего пиратского сайта, позволяющего скачать поданные декларации.

Что касается использования указанной в декларациях информации, то здесь имеется два подхода — оптимистичный и пессимистичный. Оптимистичный подход состоит в том, что государство подводит черту под прошлым, прощая декларантам все старые грехи (реальные
или мнимые), но с момента подачи декларации требует от декларанта строго соблюдать требования законов, в т. ч. уплачивать в полном объеме все предусмотренные налоги. Сторонники же пессимистичного подхода считают, что доступ к информации, указанной в специальных декларациях, так или иначе получат «те, кому положено». После анализа информации «теми, кому положено», если еще принять во внимание широко распространенное в обществе мнение о том, что «все современные состояния нажиты самым бесчестным путем», нельзя исключить ситуации, когда претензии будут предъявлены не налоговыми органами к декларанту, который указал в декларации зарубежное имущество стоимостью $10 млн, в связи с неуплатой им каких-либо налогов, нет, вместо этого произойдет ужесточение проверок российского бизнеса декларанта со стороны контролирующих органов с выписыванием штрафов за различные нарушения, и проверки будут длиться до тех пор, пока государство не получит от бизнеса сумму, сопоставимую с величиной налогов, которые должен был бы заплатить декларант при формировании источников, необходимых для приобретения им зарубежного имущества на $10 млн. Или же можно провести другую аналогию: если у меня в кармане лежит 1 млн руб., то я могу ходить по улице достаточно спокойно, рискуя стать жертвой только случайного нападения. Однако стоит мне только взять в руки плакат с надписью: «У меня в кармане лежит 1 млн руб.», то интерес к моей персоне многократно возрастет с непредсказуемыми для меня последствиями. К глубокому сожалению, полностью исключить вероятность того, что специальная декларация может выступить в роли такого плаката, нельзя. Совершенно нивелировать эти риски можно только уехав из России в другую страну. Для кого-то, возможно, это является выходом, но таких людей не может быть много. Тем более, что во многих странах ставка подоходного налога существенно выше, чем в России. При этом мир становится все более и более прозрачным. Во всех развитых странах и даже в офшорах создаются открытые (по меньшей мере, для налоговых органов) реестры конечных бенефициаров компаний, в Великобритании снова заговорили о необходимости создания публичного реестра конечных бенефициаров недвижимого имущества. Несмотря на все политические трения между многими странами, не видно, чтобы они сказались на уровне сотрудничества налоговых органов. аже если не принимать во внимание опасения сторонников пессимистичного подхода, после подачи специальной декларации в жизни декларанта произойдут существенные изменения. Во-первых, государство узнает о наличии у декларанта зарубежного имущества. Возможно, это и не так страшно, поскольку государство и так знает (или может узнать) о недвижимом имуществе, транспортных средствах, ценных бумагах и банковских счетах, находящихся в России и принадлежащих декларанту. Теперь же государство узнает еще и о его зарубежном имуществе. Во-вторых, увеличится объем сдаваемой отчетности. Если у декларанта имеется личный счет в зарубежном банке, то на ежегодной основе ему придется подавать отчеты о движении по каждому такому счету. При наличии у декларанта контролируемых иностранных компаний ему будет необходимо подавать соответствующие уведомления. В-третьих, увеличится налоговая нагрузка. Если в прошлом можно было без уплаты налогов в России получать доход от продажи ценных бумаг или купонный доход по ним на счет, открытый в иностранном банке, то теперь этой практике приходит конец. То же самое можно сказать и про отчуждение прочего зарубежного имущества. В большинстве экономически развитых стран расчеты наличными сильно ограничены, поэтому денежные средства от продажи недвижимого имущества будут зачислены на банковский счет в иностранном банке, о котором будут знать российские налоговые органы.

Суть CRS состоит в том, что банки, брокеры, депозитарии, инвестиционные компании, фонды, управляющие активами, страховые компании обязаны определять налоговое резидентство клиентов — физических лиц и конечных бенефициаров компаний и на ежегодной основе
передавать определенную информацию в налоговый орган своей страны. После этого налоговый орган в автоматическом режиме (а не по запросу, как это было раньше) передаст информацию об открытом счете, остатках и оборотах по нему в налоговый орган страны, налоговым резидентом которой является клиент (конечный бенефициар компании). По состоянию на сентябрь 2018 г. Россия подписала соглашения, которые позволяют российским налоговым органам получать информацию в автоматическом режиме из 83 стран мира. Среди них почти все страны, банки которых входят в ТОП-100 крупнейших банков мира (Великобритания, Германия, Гонконг, Китай, Нидерланды, Франция, Швейцария, Япония), популярные среди россиян страны (Австрия, Кипр, Латвия, Литва, Лихтенштейн, Люксембург, ОАЭ), а также почти все традиционные офшорные юрисдикции (Белиз, Британские Виргинские острова, о. Гернси и Джерси). Абсолютное большинство стран обменяется информацией с Россией уже осенью 2018 г., и российские налоговые органы получат данные о счетах российских клиентов по состоянию на 31 декабря 2017 г. Только Швейцария и еще ряд небольших стран впервые обменяются с Россией налоговой информацией в 2019 году.

Из значимых стран не будут обмениваться информацией с Россией только США, которые вообще не участвуют в системе автоматического обмена налоговой информацией. Также нет данных о возможном участии Монако в обмене информацией с Россией. Однако в настоящее время российскому клиенту придется очень сильно постараться, чтобы открыть в американском или монакском банке личный счет или счет подконтрольной ему компании.
Несмотря на достаточно ограниченный объем информации, передаваемой в рамках автоматического обмена, ожидается, что ее должно хватить российским налоговым органам для того, чтобы выявить не задекларированные россиянами зарубежные активы (ценные бумаги и контролируемые иностранные компании) и банковские счета. На одной из конференций весной 2018 г. представитель российских налоговых органов подтвердил, что его ведомство ведет разработку программных средств для анализа информации, получаемой в рамках
автоматического обмена, и выявления «подозрительных» физических лиц. С высокой степенью вероятности можно прогнозировать, что не позднее осени 2019 г. у налоговых
органов уже будет готов предварительный список лиц, не уведомивших о наличии банковских счетов в зарубежных банках и контролируемых иностранных компаниях. Участие в автоматическом обмене налоговой информацией требует от банков регулярного обновления данных о своих клиентах и, в первую очередь, определения того, налоговым резидентом какой страны является клиент. Эта, казалось бы, простая задача на самом деле является далеко не тривиальной. С одной стороны, определить налоговый статус могут помочь паспорт страны, гражданином которой является клиент, коммунальный счет места жительства клиента или налоговый номер налогоплательщика. Однако большинство лиц, имеющих личные счета в зарубежных банках, являются обеспеченными людьми, имеющими несколько паспортов, недвижимое имущество в разных странах и, зачастую, даже несколько налоговых номеров налогоплательщика. В результате принятие окончательного решения о том, налоговым резидентом какой страны является клиент, остается за банком. И может получиться так, что, имея счета в нескольких банках, одно и то же лицо будет признано банками налоговым резидентом разных стран. Есть основания полагать, что из-за отличий в функционировании банковских систем автоматический обмен налоговой информацией может привести к ряду неожиданных проблем. Например, в российских банках счета для учета денежных средств и для учета ценных бумаг различаются. В большинстве же западноевропейских банков клиенту открывается один счет, на субсчетах которого учитываются денежные средства и ценные бумаги. Предположим, что у российского клиента иностранного банка на «ценнобумажном субсчете» на конец года находится ценных бумаг на $2 млн, а на «денежный субсчет» в конце года были зачислены доходы от ценных бумаг в размере $100 тыс. Клиент, являющийся законопослушным налогоплательщиком, представит в российские налоговые органы отчет о движении денежных средств, указав в нем исходящий остаток в размере $100 тыс. В то же время представители ряда швейцарских банков рассказали о том, что при автоматическом обмене информацией эти банки намереваются передавать в качестве остатка стоимость всех активов, учитываемых на счете клиента. Таким образом, в нашем примере банк сообщит, что у российского клиента исходящий остаток составляет $2,1 млн. Пока можно только предполагать, как поведет себя российский налоговый орган, получив разную информацию от банка и от налогоплательщика, и какие сложности могут возникнуть в связи с этим у налогоплательщика.

Заполняя форму "Запрос экспертизы" на странице Общества с ограниченной ответственностью «Новая инвестиционная группа» (место нахождения: 123610, РФ, г. Москва, Краснопресненская наб., д. 12, под. 7, эт. 14, электронная почта info@new-ig.ru) (далее – Компания) в сети Интернет по адресу www.invest-mag.ru и осуществляя действия, направленные на передачу заполненной формы Компании, физическое лицо подтверждает, что: оставляет информацию о своем имени (фамилии и/или имении и/или отчестве); является законным владельцем и пользователем номера телефона и почтового ящика, информация о которых была представлена Компании; выражает свое согласие на получение от Компании посредством соответствующих средств связи информации о товарах и услугах Компании, о проведении акций, опросов, мероприятий, иной информации, направляемой заявителю в целях продвижения товаров и услуг Компании на рынке; ознакомлено и дает свое согласие с тем, что Компания будет в соответствии с ФЗ «О персональных данных» осуществлять обработку персональных данных, содержащихся в форме обратной связи. Согласие предоставляется на сбор, систематизацию, накопление, уточнение (обновление, изменение), использование, распространение (в том числе передача третьим лицам), обезличивание, блокирование, уничтожение персональных данных, как с использованием средств автоматизации, так и без использования таких средств. Целью обработки персональных данных является продвижение товаров и услуг Компании на рынке путем осуществления прямых контактов с заявителем как потенциальным потребителем с помощью средств связи, информация о которых предоставлена Компании. Срок обработки персональных данных: в течение 5 (пяти) лет с даты представления данных Компании или до ликвидации Компании как юридического лица (если данный факт наступит раньше). Заявитель вправе в любое время отозвать согласие на обработку персональных данных, содержащихся в форме обратной связи, путем направления Компании соответствующего заявления. Такое заявление может быть направлено в письменной форме, а также посредством электронной почты с использованием адреса электронной почты заявителя, указанного в форме обратной связи.


..Следующая страница->